Приветствую Вас Гость | RSS Воскресенье, 30.04.2017, 15:53
Меню сайта


Категории каталога

ФК "Жемчужина-Сочи" в прессе [17]Обзоры матчей [0]Футбол в Сочи [0]Исторические заметки [1]

     Мини-чат


Форма входа

Логин:
Пароль:

Главная » Статьи » ФК "Жемчужина-Сочи" в прессе

Первый главный тренер «Жемчужины» (Сочи) Арсен Найденов: «Жемчужина» – самая яркая страница моей биографии. "Советский спорт".

Первый главный тренер «Жемчужины» (Сочи) Арсен Найденов: «Жемчужина» – самая яркая страница моей биографии

Футбол - Россия - Первый дивизион
01 декабря 2009, №181-В(17986) Волохов Ю.

ФУТБОЛ. ПЕРВЫЙ ДИВИЗИОН
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Добраться в гости к Арсену Найденову не так-то просто. Дом он построил на одной из сочинских гор. Конечно, не Эверест, но дорога ведет туда узкая и петляет немилосердно. Да и уклон порой достигает едва ли не тридцати градусов. Серьезное испытание для машин и водителей. Сам Арсен Юльевич мало изменился по сравнению с бурными 90-ми: так же энергичен, бодр, сыплет историями одна другой занимательней, книгу даже написал, а еще… выращивает киви во дворе.

Арсен Юльевич, никогда не думал, что в России киви растут. Это ж вроде диковинный заморский продукт? – с удивлением рассматриваю дерево рядом с крыльцом.

– А чего ж им тут не расти – тепло, солнце, воздух. А сладкие какие! В нынешнем году хорошо удались. Хотите попробовать? – тянется к плоду, чтобы сорвать.

Не надо такую красоту портить, верю.

– Ну, тогда пошли в дом – манты стынут. Поверьте, вы такие манты еще в жизни не ели.

Верю безоговорочно. Ведь Арсен Юльевич за ними специально ездил в знаменитую на весь Сочи чебуречную, с хозяином которой давно дружит. Супруга Нина приготовила к ним специальный соус – просто сказка! Под манты с зеленью да рюмку чая и потекла неторопливо наша беседа.

ПОХВАЛА ОТ ИВАНОВА

– Когда возникла идея написать книгу?

– Давно об этом думал, но времени все не хватало. Когда работал, не до этого было. А ведь столько всего в моей жизни происходило! Вот вышел на покой, решил заняться. Женя Дзичковский, известный журналист, взялся мне помогать. С его помощью книгу и осилил.

О чем труд, если тезисно?

– Я всю свою жизнь описал – футбольную и не только. Сочинскому периоду, работе с «Жемчужиной» посвящена большая часть книги. Ведь это лучший период тренерской карьеры, самая яркая страница в моей жизни.

– С чего для вас началась история «Жемчужины»?

 – 1990 год. Я тогда в Новороссийске работал – местный «Цемент» во второй лиге играл. Ярым болельщиком команды был Сергей Борисович Дерендяев, который занимал в городе серьезные должности: работал инструктором горкома партии, затем председателем горисполкома. И вот Дерендяева назначают председателем Сочинского горисполкома. А мы еще в Новороссийске крепко сдружились. Пару раз заходил к нему в Сочи в горком. Нравились ему мои шутки. Как-то говорю: «Знаете, что мне больше всего нравится в Сочи? Туалет в горкоме – там всегда бумага есть». Он – в смех.

В общем, перевели Дерендяева в Сочи. Он говорит: «Давай команду сделаем». В стране полный развал – какая, думаю, команда? Честно говоря, не верил я в эту затею. Но он меня убедил.

 – Детище с ходу назвали «Жемчужиной»?

 – Да, и заявились во вторую лигу. Сразу, в 1991 году, заняли первое место в своей зоне. А со следующего года начался чемпионат России, нас в первую лигу включили, но мы за один сезон вышли в вышку. Помню, Валентин Козьмич (Иванов, легендарный футболист и тренер. – Прим. ред.) сказал, когда мы уже полсезона в вышке отыграли: «Жемчужина» – добротный середняк». Выходит, хорошую, крепкую команду создали.

И ТУТ ГАЗЗАЕВ МОЛЧА ВЫШЕЛ…

 – Однажды с Газзаевым была какая-то история: вы ему что-то после матча сказали…

 – Мы в Сочи у московского «Динамо» 4:1 выиграли. Газзаев, тогдашний тренер бело-голубых, после игры в судейскую влетает – возбужденный, как обычно. А я как раз протокол подписываю. Так он на судей с претензиями: «Вы минимум два чистых пенальти не дали!». «Чтоб пенальти заработать, надо хотя бы в штрафную войти, а вы ни разу не вошли», – отвечаю.

 – И что он?

 – Молча вышел.

 – Хватало денег на содержание команды в такие смутные времена?

 – Хватало, нормально... Тогда ведь расходы были гораздо меньше. Цены на билеты, гостиницы – все было недорого. А уж контракты игроков – куда им до нынешних наших звезд. Пацан по мячу два раза попал, а уже на дорогой машине ездит. Нам ведь один бизнесмен здорово помогал – Вилен Райкис. У него американский паспорт был. Большими делами человек ворочал. Пообещал мне раз машину, «Вольво», но так и не подарил, – смеется Найденов. – Ну, это ничего. Зато когда я заболел, без сознания лежал, к нему обратились. А он говорит… Как же он меня называл? – Арсен Юльевич задумывается. – Головастик, что ли? А, вспомнил, Глобус! «Глобусу я всегда помогу», – говорит. И прямо из Швейцарии для меня лекарства выписывал.

С ТОЛСТЫХ ВОЕВАЛИ, ИБО ЗА ДЕЛО ПЕРЕЖИВАЛИ

 – Вы с Валерием Овчинниковым, своим лучшим другом, всегда соревновались по жизни: кто больших успехов в футболе добьется? Даже при строительстве домов соревнование устроили…

 – Ну где ж друг будет дом стоить – конечно, по соседству! Но я ничего не устраивал, это он за мной гнался. Отставал он от меня все время: я второй этаж, он – тоже, я третий – и он третий. В итоге я в конце 1996 года закончил дом, а он в 97-м. Потом Валерка говорит: «Давай из моего дома в твой крытый переход соорудим, чтоб через улицу друг к другу не ходить». «Иди ты в задницу! – отвечаю. – И так твоя морда надоела, так будешь еще ко мне по переходу шастать!»

 – Новоселье праздновали?

 – Я вас умоляю – какое там новоселье! Я вселился после операции, до этого полтора месяца в реанимации пролежал. Не до празднеств было. Коля Толстых, кстати, ко мне в больницу приходил – проведать. Мы с ним воевали порой, потому что оба за дело переживали. И он, и я хотели как лучше для футбола сделать. Но потом подружились.

 – Николай Александрович – человек принципиальный, я бы даже сказал – кремень…

 – А я что, не принципиальный?! Однажды была конференция в Новогорске. Мне Юрка Семин позвонил: «Приедешь в Москву на конференцию? Я тебя встречу». Думаю: в честь чего это? Раньше никогда не встречал. Говорит при встрече: «Ты знаешь, нас всех со сборной снимают». Это 94-й год, когда Садырин был главным, а Семин у него помощником. Чемпионат мира на носу.

 – А какое вы отношение к сборной имели?

 – Никакого. Просто один из ведущих тренеров России. Мы еще Валеру (Овчинникова. – Прим. ред.) прихватили и так хорошо под виски посидели в «Интуристе». Семин и говорит: «Если ты не выступишь, никто не выступит».

Приехали мы в Новогорск на конференцию. Я хлебнул водички, и так хорошо мне стало, аж задремал. На трибуне – Шамиль Тарпищев, он тогда должность большую занимал в нашем спорте. Что-то про тренерский штаб сборной говорит – ругает его. Я тут проснулся, попросил слова, говорю Тарпищеву: «Мы вас знаем как теннисного специалиста. Вот и занимайтесь теннисом, а в футбол не лезьте». Толстых с места: «Это слишком, Арсен Юльевич, покиньте зал!». Я пошел, за мной Валера. Толстых ему: «Валерий Викторович, останьтесь!». Он только рукой махнул.

Но зал я взбаламутил – шум, крики, споры. Тарпищев уехал, а Садырина с помощниками оставили в сборной. Потом меня уговорили вернуться в зал, нас аплодисментами встретили. Батяньку, кричат, в президиум»

 – Кто такой Батянька?

 – Меня так называли, – с едва заметной обидой признается Арсен Юльевич. – А Толстых меня и впрямь в президиум посадил. Все знали если мы с Валерой не выступим, скучная конференция получится.

ЛЮБИЛ ЛИ ТУРКМЕНБАШИ ФУТБОЛ?

 – Валерий Непомнящий рассказывал журналистам, что, когда работал в Ашхабаде, местное руководство команду почти не поддерживало. У многих футболистов проблемы с жильем были. А потом, дескать, пришел Найденов и сразу квартиры ребятам выбил. Как удалось?

– Там было так. В Ашхабад я приехал в 82-м. Вторым секретарем горкома был Владимир Очерцов. Он часто бегал на стадионе, где мы тренировались. «Колхозчи» играл во второй лиге. А в нашей зоне – несколько команд из Грузии, Азербайджана. Тяжело нам было с ними конкурировать. Они очками друг с другом делились, особенно в конце сезона.

Так вот однажды приехали с выезда, как раз из Азербайджана, – выиграли два матча. Вижу, Очерцов бегает. Подошел я к нему, он меня обнял: «Молодцы!», – поздравляет. Я ему говорю, что команде надо помочь для начала с питанием. Тогда ж дефицит был. Он распорядился, чтобы игроки могли получать дефицитные продукты в закрытом цековском магазине, где местные шишки отоваривались.

У четырех ребят жилищные условия были очень плохие. Я опять наседаю: мол, надо как-то жилищный вопрос решить. И что вы думаете – быстро организовал нам четыре квартиры. На личных отношениях все строилось…

 – А со знаменитым Сапармуратом Ниязовым, впоследствии известным как Туркменбаши, не сталкивались?

 – Сталкивался, он был первым секретарем Ашхабадского горкома КПСС. Очерцов при нем как раз и был вторым. Пару раз всего с ним общался – Ниязов футбол не любил. В его кабинете в горкоме беседовали. Говорил, вы правильно делаете, что футбол у нас развиваете. Поблагодарил – и все. Не болельщик он был, совсем не болельщик.

 – Сколько футболисты в «Колхозчи» получали?

 – 180 рублей оклад плюс за победы 45. Для того времени неплохо.

ЗНАКОМСТВО С НАЗАРБАЕВЫМ

 – Вы ведь еще и с Назарбаевым знакомы, нынешним президентом Казахстана?

 – Назарбаев меня в Караганду лично пригласил. Говорил: хочу, чтоб именно Найденов у нас работал. Он там был вторым секретарем обкома. А местный «Шахтер» играл во второй лиге.

 – Часто с ним общались?

 – Постоянно: он на футбол всегда ходил, а каждую субботу к нам на базу приезжал – в теннис поиграть. Я на базе корт сделал. Любил он большой теннис и играл прилично.

 – Какое впечатление Назарбаев произвел?

 – Очень умный, эрудированный человек, большой любитель футбола и спорта вообще. Приятно с ним было общаться. Однажды я ему так и сказал: «Нурсултан Абишевич, вы очень умный человек и далеко пойдете».

 – Что ответил?

 – Скромно так ответил: «Спасибо». Он много делал для команды. Я там три года проработал – с 1977-го по 1980-й. Мы однажды первое место в своей зоне заняли, но в переходном турнире проиграли – в первую лигу так и не вышли.

 – Полагаю, условия там были получше, чем в Ашхабаде?

 – Зарплата была раза в два больше, квартиры игрокам давали, машины. С этим все нормально было.

 – Как с Назарбаевым простились?

 – А его еще до моего отъезда в Алма-Ату перевели на повышение – премьер-министром он стал. Сбылись мои слова. Я ж людей вижу… Отношения у нас сложились очень хорошие, мы и потом связь поддерживали. Я ему звонил прямо в приемную, называл свою фамилию, и нас соединяли.

«ЖЕМЧУЖИНЕ» НАДО УКРЕПЛЯТЬСЯ

 – Арсен Юльевич, что можете сказать о нынешней «Жемчужине»?

 – Во-первых, добрые слова о руководстве клуба. Оно прекрасно поставило работу с болельщиками, организовало отличные шоу на стадионе. Когда я работал с «Жемчужиной», мы лидировали в первой лиге почти весь сезон с большим отрывом, потом вышли в высшую, но на трибунах все равно больше двух тысяч не собиралось. А они так поставили дело, что на вторую лигу по пять тысяч постоянно ходили. И я вам даю гарантию, что в первой лиге трибуны тоже будут битком!

 – Вы видели почти все домашние игры «Жемчужины» в этом сезоне. На ваш опытный взгляд, какие первоочередные проблемы сейчас нужно решать руководству клуба?

 – Для первого дивизиона надо обязательно усиливаться. Несколько опытных футболистов не помешают. Если купят их, то будет все нормально.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Арсен НАЙДЕНОВ

Родился 12 августа 1941 года в Алма-Ате. Выступал за киевские команды СКА, «Арсенал», «Динамо», узбекский «Андижан», таллинское «Динамо». В качестве тренера возглавлял более десяти команд низших дивизионов СССР. Наибольшую известность получил, работая с сочинской «Жемчужиной», которую возглавлял с 1991 по 1997 год.

Категория: ФК "Жемчужина-Сочи" в прессе | Добавил: Vincent_Vega (01.12.2009)
Просмотров: 2612 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright FCZS © 2017 Хостинг от uCoz